Статьи
Поиск по сайту:
Например, Как написать бизнес-план?
Профессиональный сервис для руководителей малого бизнеса: помогает правильно вести бухгалтерию,
создавать счета, акты, накладные, договора, сдавать отчётность и уплачивать налоги точно в срок.

Осторожно, бюджет закрывается

Печать
29.03.2012 15:17

Регуляторы рынка советуют банкам в дальнейшем решать проблемы, возникающие в результате кризисов, за счет «касс взаимопомощи», а не средств налогоплательщиков.

Российский финансовый рынок переживает интересный период: с одной стороны, нового кризиса как будто нет, с другой, многие банки ожидают его наступления буквально со дня на день. Основания для пессимистических прогнозов есть: долговые проблемы в странах ЕС остаются неурегулированными, а у многих экспертов еще свежи воспоминания о том, как болезненно реагирует российская экономика на чуждые ей кризисы. В этом контексте не вызывает удивления тот факт, что регуляторы банковского рынка ужесточают надзор (или по крайней мере настаивают на законодательном его ужесточении) и напоминают подопечным, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Оценивайте лучше риски, формируйте «подушки безопасности», создавайте «кассы взаимопомощи» (своего рода гарантийные фонды, из которых банки-участники могли бы получать поддержку в трудные времена) - и будет вам счастье. Если с первыми двумя призывами все более или менее ясно, то с третьим у участников рынка возникает много вопросов. Захотят ли банки проводить дополнительные отчисления в гарантийные фонды в условиях снижающейся маржи? Будут ли участвовать в создании таких фондов госбанки, у которых есть возможность «припасть» к бюджету (и у которых такая возможность, скорее всего, сохранится и после того, как государство перестанет быть их мажоритарным акционером)? И сколько времени понадобится для того, чтобы накопить такой фонд до размеров, которые позволят «выкупить» в случае беды хотя бы один не самый крупный (но входящий, например, в ТОП-100) российский банк?

Думайте о будущем, забудьте о прошлом

Тон обсуждению инициативы по созданию гарантийных фондов задали первый заместитель председателя Банка России Алексей Симановский и генеральный директор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов, выступившие на конференции «Финансовая система России: новые вызовы и риски». Конференция была проведена в рамках юбилейной Недели российского бизнеса, организованной Российским союзом промышленников и предпринимателей. Отвечая на вопрос модератора конференции вице-президента РСПП Александра Мурычева, что может ожидать российский банковский сектор в случае эскалации кризисных явлений в Европе и за счет каких источников должны развивать свой бизнес наши банки, Алексей Симановский, в частности, сказал: «Банки должны развивать свой бизнес за счет источников, имеющихся на рынке, и не рассчитывать, что на них прольется золотой дождь, что Центральный банк начнет предоставлять ликвидность надолго и в тех количествах, которые видятся необходимыми банковскому сектору или отдельным банкам». Участники рынка, по словам первого заместителя председателя Банка России, не должны рассчитывать и на то, что бюджет начнет «кормить» их деньгами. «Все должно быть своевременно, и разумные шаги нужно предпринимать не по мере наступления проблем, а заранее», - резюмировал Алексей Симановский.

Глава АСВ Александр Турбанов, выступавший на конференции после Алексея Симановского, был еще более откровенен. «Если говорить о последних тенденциях, то надо отметить, что изменилось отношение к финансовым и, в первую очередь, к банковским структурам. В ходе кризиса и после него острие общественной неприязни было направлено против финансово-кредитных институтов. Мы с вами слышим выражение «жирные коты», мы наблюдали акции протеста в США и в Европе против расходования бюджетных средств, средств налогоплательщиков на поддержку банков. Всем известный принцип - too big to fail - подвергается высмеиванию, сейчас все чаще говорят «too rich to become poor» -«слишком богатый, чтобы стать бедным», - подчеркнул глава АСВ. И напомнил собравшимся, что откликом на эти антибанковские настроения стало принятие в США специального закона, а точнее, целого блока законов, получившего название Додда-Фрэнка. «В этом законе отражено положение, что бюджетные средства не будут больше использоваться для поддержки банков. Эта идея была предметом обсуждения и на саммитах «двадцатки», кстати, Европейский союз также планирует к концу этого года принять специальную директиву, по которой средства налогоплательщиков не будут использоваться для поддержки банков. Вместо этого решено создать специализированный фонд за счет самих финансовых институтов, в том числе и банков», - пояснил Александр Турбанов.

Глава АСВ выразил удивление в связи с тем, что в России подобная тема почему-то не обсуждается, хотя при этом все чаще звучат заявления, что средства налогоплательщиков не будут больше использоваться для спасения «пошатнувшихся» финансово-кредитных организаций. «Не будут использоваться средства налогоплательщиков, а какие средства тогда будут использоваться? Совершенно очевидно, что если грянет вторая волна или новый системный кризис, все равно придется оказывать поддержку системообразующим банкам, потому что отсутствие такой поддержки может привести к коллапсу. За счет каких средств тогда должна оказываться помощь? Европа предусмотрела создание специальных фондов за счет взносов банков. Я уже могу представить реакцию наших банков, особенно крупных, если мы последуем примеру этих стран. Возможно, есть какие-то другие варианты? Давайте их обсуждать», - предложил участникам рынка Александр Турбанов.

Причины, заставившие регуляторов вынести данный вопрос на повестку дня, очевидны, считают эксперты. В России, конечно, нет таких явных антибанковских настроений, как в США или в Европе, однако и в нашей стране помощь, оказанная банкам по линии ЦБ и Минфина, вызвала в свое время много нареканий. Пожалуй, еще большее возмущение спровоцировал «выкуп» Банка Москвы, обошедшийся почти в 400 млрд рублей (295 млрд рублей предоставило АСВ из средств Центрального банка и около юо млрд рублей в капитал БМ внесла группа ВТБ). Одним из самых расхожих обвинений было то, что средствами налогоплательщиков оплачивались либо высокие докризисные аппетиты к риску, либо явные злоупотребления банкиров, а также неэффективность банковского надзора. Справедливость подобных упреков (по крайней мере, в части, где речь идет об эффективности надзора) неочевидна. Но регуляторы рынка явно не горят желанием выслушивать эти упреки еще раз.

«По факту, заявления Алексея Симановского и Александра Турбанова следует рассматривать как предупреждение о жестком подходе к предоставлению помощи кредитным институтам в будущем», - подчеркивает главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова. С ней согласна и заместитель руководителя аналитического департамента «СОВЛИНК» Ольга Беленькая. «Я рассматриваю эту инициативу как определенное предупреждение для банков - они должны рассчитывать только на собственные силы, адекватно оценивать те риски, которые берут на себя», - говорит специалист.

То, что госструктуры - Центральный банк и АСВ - предостерегают банки от иллюзий, правильно, уверены глава ФинПотребСоюза Игорь Костиков и председатель наблюдательного совета ГК «АЛОР» Анатолий Гавриленко. «Коммерческие финансовые организации должны рассчитывать, прежде всего, на себя, - утверждает Анатолий Гавриленко. - В современной ситуации государство обязано делать все возможное, чтобы банки были самостоятельными, а не надеялись на его помощь. Такие заявления являются составной частью мотивирующей политики».

«Финансово-кредитные организации должны формировать собственные резервы под непредвиденные ситуации. Мы прекрасно понимаем, что банковский бизнес относится к разряду высокорискованных. В то же время последний мировой кризис показал, что не только российские банки, но и финансовые организации во всем мире недостаточно оценивают принимаемые на себя риски. А какой же это банк, если он в мирное время с удовольствием берет на себя риски, а в кризисное - с таким же удовольствием перекладывает их на бюджет?», - дополняет Игорь Костиков.

Намерение есть – хватит ли решимости?

Итак, ЦБ и АСВ проводят с банками своего рода психологический тренинг, главный посыл которого можно было бы сформулировать так: «на бюджет не надейся, сам не плошай». Однако опрошенные НБЖ аналитики проявили удивительное единодушие при ответе на вопрос, смогут ли российские власти сохранить нейтралитет, если повторятся события осени 2008 года или финансово-экономический кризис окажется еще более глубоким и системным. Вкратце ответ таков: почти наверняка захотят, но не смогут.

«Позицию регуляторов нельзя считать однозначно деструктивной: действительно, деньги налогоплательщиков не должны покрывать риски устойчивости банковского сектора, - рассуждает председатель правления Росгосстрах Банка Александр Фалев. - В то же время в банках россияне держат значительную часть своих сбережений, и в их интересах недопущение масштабных проблем в финансовом секторе. На наш взгляд, с точки зрения опыта кризиса 2008 года государственная поддержка банковскому сектору при эскалации кризиса будет необходима, и именно от нее зависят быстрота и качество решения возможных проблем».

«Мы наблюдали как в 2008 году, так и в гон году ситуацию, когда ЦБ предоставлял банковскому сектору ликвидность, причем в значительных объемах, - говорит заместитель директора стратегического и организационного департамента Абсолют Банка Равиль Нигматов. - Помимо этого, государство помогало проблемным банкам за счет вливания средств в капитал или организовывало процедуру быстрой санации. Таким образом, все действия были направлены на стабилизацию ситуации на рынке и недопущение паники среди клиентов, и маловероятно, что государство кардинально поменяет свою политику при очередной волне нестабильности. Стоимость паники и сжатия финансового сектора для реальной экономики слишком высока, поэтому во всех странах государство делает все, чтобы стабилизировать ситуацию и вернуться к экономическому росту».

Естественно, что сомнения вызывает, прежде всего, готовность государства отказаться от поддержки системообразующих банков - шансы на это аналитики рассматривают как нулевые. «Вряд ли в какой-нибудь стране вменяемый регулятор сможет отказаться от поддержки банков «too big to fail», - уверен руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковской системы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев. - Поэтому я думаю, что подобные заявления - это больше словесные интервенции, попытка призвать некоторые крупные банки к проведению продуманной политики риск-менеджмента». Пугать банкиров в хорошем смысле этого слова нужно, считает Олег Солнцев, потому что нынешняя ситуация с достаточностью капитала и с качеством активов не настраивает на оптимистический лад.

«В случае кризиса ни одно правительство не оставит системно важные институты без поддержки, иначе просто рухнет реальный сектор экономики», - соглашается с Олегом Солнцевым доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. Председатель правления банка «Западный» Людмила Лебедева, в свою очередь, выражает уверенность в том, что системообразующим банкам поддержка в любом случае будет оказана. «Вопрос только в том, каковы критерии выбора системообразующих организаций», - рассуждает Людмила Лебедева.

Помощь вместо благодеяния

Справедливости ради стоит сказать, что вопрос, с точки зрения экспертов, не только в критериях отбора банков в перечень системообразующих организаций. Кризис конца 2000-ых годов поднял на повестку дня и другую тему: как государству следует предоставлять помощь? Как сделать так, чтобы средства, выделенные на поддержание стабильности банковского сектора, воспринимались именно как помощь (причем предоставленная на возвратной основе), а не как благодеяние, оказанное «жирным котам» за счет денег налогоплательщиков?

«В серьезной ситуации государство все равно придет банковскому сектору на помощь, как это делается во всем мире, - говорит Ольга Беленькая (СОВЛИНК). - Однако условия поддержки могут быть жестче, чем это было в гоо8-2009 годах, они могут предусматривать более серьезные ограничения для действующих частных акционеров или менеджмента или даже смену команды менеджмента. В кризис регуляторы спасли банковскую систему от коллапса, однако для руководства некоторых банков эта помощь оказалась слишком щедрой и слишком легкой, что создало не совсем правильную мотивацию на будущее». Критика политики поддержки крупных банков - это не только российская проблема, констатирует эксперт. Спасение банков, которые до кризиса вели слишком рисковую политику, за счет средств налогоплательщиков было негативно воспринято общественным мнением во всем мире. «Поэтому регуляторы меняют подход к поддержке банков на наднациональном уровне», - резюмирует Ольга Беленькая.

«Даже в рамках относительно спокойного сценария развития экономики может возникнуть такая ситуация, когда ряд системообразующих банков будет испытывать потребность в помощи со стороны государства, - поясняет Олег Солнцев (ЦМАКП). - Другое дело, что необязательно оказывать эту помощь в такой массированной форме, как это было сделано в 2008-2009 годах (через субординированные кредиты). Форма может быть другой - например, через слияния и поглощения проблемных активов госбанками. Формально такой механизм не выглядит как использование средств налогоплательщиков, но тем не менее это тоже инструмент господдержки банковского сектора».

Главный экономист АФК Система Евгений Надоршин считает, что сама проблема спасения банков за счет средств налогоплательщиков в России является, по большому счету, надуманной. «Насколько я помню, основная сумма, которую можно было бы квалифицировать как «деньги налогоплательщиков», досталась госбанкам, а вовсе не коммерческим организациям, - подчеркивает он. - Коммерческим банкам доставались в основном средства ЦБ». При этом, как уточняют эксперты, Центробанк раздавал беззалоговые кредиты вовсе не безвозмездно, то есть не даром: в пиковые моменты ставки по ним достигали 18-19% годовых, и благодаря такой стоимости кредитов ЦБ не только не прогадал, но и заработал более 200 млрд рублей. Несмотря на дороговизну, «беззало-ги» с благодарностью потреблялись банками, поскольку рынок межбанковского кредитования в это время находился в состоянии глубокой заморозки и не функционировал.

Идея неплохая, но…

У каждого, естественно, своя задача: власти страны заинтересованы в сохранении целостности бюджета, частные банки -в своей независимости, которая может оказаться нарушенной или даже уничтоженной в случае, если им придется прибегать к господдержке (причем на более жестких условиях, чем это было три-четыре года назад). Возможно, поэтому представители регулирующих структур выдвигают идею создания фонда банковской взаимопомощи, а банкиры и независимые эксперты не стремятся с порога эту идею отвергать.

«Создание данного фонда, безусловно, позволит повысить устойчивость банковской системы», - считает Александр Фалев (Росгосстрах Банк). «Концепция стабилизационного фонда имеет право на жизнь», - соглашается с коллегой Равиль Нигматов (Абсолют Банк). «С учетом существующих приватизационных планов доля государства на рынке банковских услуг начнет постепенно снижаться, будет расти и конкуренция, - считает начальник информационно-аналитического отдела Пробизнесбанка (Финансовая Группа Лайф) Валерий Пивень. - В этих условиях банкам в большей мере придется полагаться на свои силы, что может сделать такой фонд весьма перспективной идеей».

А Игорь Костиков (ФинПотребСоюз), ссылаясь на опыт западных стран, указывает: «Формирование таких фондов, которые условно можно назвать «кассами взаимопомощи», является одним из механизмов осуществления политики риск-менеджмента. В каком-то смысле деятельность таких фондов сродни работе перестраховочных компаний на страховом рынке. Я думаю, что такой механизм управления банковскими рисками вполне имеет право на существование».

К западному опыту апеллирует и макроэкономист ОТП Банка Родион Ломиворотов: «Многие такие фонды действуют в Европе параллельно с государственными системами страхования вкладов и основаны на базе добровольных банковских организаций, члены которых платят дополнительные взносы и могут при этом рассчитывать на помощь других членов организации. У участников таких систем есть стимулы следить за финансовым состоянием других банков, чтобы в дальнейшем не отвечать за их ошибки, что в целом повышает устойчивость финансовой системы», - поясняет экономист.

Впрочем, наряду с теми, кто готов обсуждать инициативу создания фонда банковской взаимопомощи, есть и эксперты, убежденные в несвоевременности этого предложения. «У такого фонда есть недостатки - он снижает стимулы к консервативному поведению, ведь проблемы одних банков оплачиваются другими», - считает ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. Наталья Орлова (Альфа-Банк) приводит другой аргумент: «Ситуация в банковском секторе России в значительной степени лучше, чем в развитых странах: если там проблемы связаны с большими рисками, которые проявляются в банковских балансах через портфели европейских облигаций и деривативов, то в России доля сложных продуктов в банковских операциях невелика. По этой причине нет предпосылок для системного кризиса и нет потребности в создании гарантийного фонда».

Евгений Надоршин (АФК Система) еще более категоричен. «Я не думаю, что идея создания гарантийного фонда будет рабочей. В свое время ФРС США и аналогичные ей институты появлялись именно как страховка на случай возникновения проблем у отдельных частей или у всей финансовой системы. Но ФРС с самого начала была объединением банков, а не государственной структурой. Эволюция развития банковской сферы шла как раз от института, образованного рыночными участниками, к институту, встроенному в государственную систему управления. Зачем иметь и то и другое одновременно, когда выполняются одни и те же функции?», - задается вопросом экономист.

Кто войдет, сколько внесет, хватит ли на всех?

Но теоретический вопрос - нужна или не нужна российскому банковскому рынку «касса взаимопомощи» - меркнет по сравнению с чисто практическими вопросами. Главный из них - как будет функционировать некий фонд взаимовыручки в условиях, когда почти наверняка в него не будут делать взносы крупнейшие игроки рынка? «Больше половины банковских активов у нас приходится на госбанки, которым де-факто гарантирована господдержка в случае кризиса», - напоминает Равиль Нигматов (Абсолют Банк). Соответственно, на их участие в фонде не стоит рассчитывать (особенно если вспомнить с какой «охотой» в свое время они согласились участвовать в фонде страхования вкладов).

Если «госы» не войдут, то, по-видимому, основными участниками «кассы взаимопомощи» в случае ее возникновения станут коммерческие финансово-кредитные организации. Отсюда плавно вытекает следующий вопрос: будут ли резервы фонда формироваться на паритетной основе, или они будут определяться в зависимости от того, насколько рисковой стратегии придерживается тот или иной банк? По мнению экспертов, первый вариант - паритетная основа -априори несостоятелен. «На мой взгляд, следует отталкиваться от активов, причем учитывать рисковую составляющую, - считает Александр Фалев (Росгасстрах Банк). - Чем больше риска принимает на себя кредитная организация, тем большими должны быть ее отчисления в гарантийный фонд». С такой постановкой вопроса согласна и Ольга Беленькая (СОВЛИНК): «Нужно учитывать уровень рисков, которые берут на себя банки, чтобы не получилось так, что крупные организации возьмут на себя основную финансовую нагрузку, оплачивая рисковую политику своих «меньших» коллег».

Валерий Пивень (Финансовая Группа Лайф), со своей стороны, также склоняется к идее формирования фонда не на паритетной основе, но при этом он считает, что наиболее крупные взносы должны делать как раз лидеры рынка. «Чем крупнее банк, тем больший ущерб он может нанести системе в случае краха. Соответственно, и взносы на покрытие убытков должны быть пропорциональны размеру участников рынка», - полагает специалист.

Итак, в этом вопросе «в товарищах согласья нет». Генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков вспоминает, что как раз такие разногласия - какие проблемы должны «покрываться», и кто сколько должен платить - помешали созданию гарантийного фонда в 2008 году, когда эта идея активно обсуждалась. «На поддержку ЦБ тогда могли рассчитывать только крупнейшие финансово-кредитные организации. Средние банки пытались создать гарантийный фонд, но возникла проблема: они отказались вносить равные доли и предлагали сделать это исходя из состояния каждого отдельного банка. А вот определение критериев этого состояния - кто слабее, кто сильнее - вызвало споры, поэтому договориться не смогли, - рассказывает специалист. - Проблем оказалось несколько: кто именно будет определять финансовое состояние банков - участников пула? Сколько средств должен перечислять участник? Каков механизм выплат из фонда, и какой должна быть сумма возмещения? Кто должен давать оценки банкам - участникам фонда для определения их состояния? Рейтинговые агентства? Но кого из них выбрать, и почему тех, а не этих? Аналитики? Но насколько они будут независимыми?» Оказалось, что вопрос «кто сильнее, кто слабее» среди похожих по профилю банков не имеет очевидного решения, потому что никто не считает себя сильнее или слабее по отношению к другому банку. Поэтому, по словам Виктора Четверикова, идея умерла практически на первой стадии обсуждения.

Другой момент, вызывающий вопросы и сомнения у участников дискуссии, - удачное ли сейчас время для формирования банковской «кассы взаимопомощи». Большинство опрошенных НБЖ экспертов уверено, что нет. «Сейчас не тот момент, когда банкиры будут заинтересованы делать перечисления в какие-то фонды, - полагает Виктор Четвериков. - Ведь эти отчисления нужно делать из прибыли, а банковская маржа сегодня сильно падает». «В ближайшее время я не жду никаких «тучных лет» и потому не вижу возможности собрать существенные средства для этого фонда, - рассуждает Евгений Надоршин (АФК Система). - А когда «тучные годы» настанут, вопрос о создании такого фонда отойдет на десятый план». «На частные банки нагрузка в условиях низкой маржи и ужесточающегося надзора и так высокая, дополнительные отчисления будут ухудшать и без того сложную экономику таких банков», - предупреждает Людмила Лебедева (банк «Западный»). «Увеличение отчислений из чистой прибыли в любые фонды (уставных капиталов, обязательного резервирования, резервов на возможные потери и т.п.) ограничивает возможности банков развивать бизнес и доходы собственников. Так, например, по оценкам МВФ, переход банков на новые капитальные требования может замедлить темпы роста мировой экономики на 0,5-1 процентный пункт», - резюмирует Валентина Кузнецова (МГУ).

Третий вопрос, которым задаются банкиры и независимые эксперты, звучит так. Предположим, фонд все-таки создан, определено, кто и сколько будет в него платить (в зависимости от доли, занимаемой банком на рынке, или рискованности его стратегии, или по другим критериям). Хватит ли у участников такого пула времени на то, чтобы собрать более или менее приличную сумму для оказания помощи «шатающимся» банкам? «Я сомневаюсь, что даже в «тучные годы» будет возможность собрать в этот фонд достаточно средств, чтобы покрыть потребность кредитных организаций в долгосрочных деньгах (хотя бы на ю%) в период резкого ухудшения ситуации», - говорит Евгений Надоршин.

Впрочем, далеко не все эксперты придерживаются такой же пессимистичной оценки, как экономист АФК «Система». По мнению ряда аналитиков, в отношении формирования фонда можно провести параллель с АСВ. Собственных средств Агентства для спасения крупных банков не хватает, только на всякую «мелочь» - в серьезных же случаях оно обращается за помощью к государству. То же самое и с этим фондом: для спасения крупных банков ему самому потребуется помощь государства. Он может существовать только в качестве определенного «шлюза», полагают эксперты.

ГЧП вместо ЧП

Если помощь государства в том или ином виде, в тех или иных ситуациях будет востребована, значит, оптимально выстраивать подобный фонд в виде государственно-частного партнерства (ГЧП). И более того - похоже, это на сегодняшний день единственный работающий сценарий.

Первой страной, которая еще в острую фазу кризиса (2008 год) создала специальный фонд, предназначенный для финансирования мер по санации и поддержке банков, стала Швеция, поясняют в Агентстве по страхованию вкладов. Первоначальный взнос в фонд осуществило правительство страны, после чего его пополнение стало осуществляться за счет взносов банков. Целевой объем фонда определен в 2,5% ВВП, который предполагается накопить в течение пятнадцати лет.

В гон году в Германии вступил в силу закон о реструктуризации кредитных организаций, целями которого являются обеспечение финансовой стабильности и снижение риска использования государственных средств для спасения банков. В соответствии с положениями закона создан специальный фонд реструктуризации банков, целевой объем которого определен на уровне jo млрд евро. Взносы в этот фонд ежегодно уплачивают все банки, имеющие лицензию на банковскую деятельность в Германии, по ставке, дифференцированной в зависимости от уровня системного риска. В случае нехватки фонда предусмотрена возможность взимания дополнительных взносов несколько раз в год.

Как можно убедиться, инициатором в обоих случаях (как и в случае создания фонда упорядоченной ликвидации в США за счет сборов с финансовых организаций и холдингов) выступает государство. Частный сектор присоединяется, по-видимому, не столько из гражданской зрелости, сколько из осознания того факта, что в трудный момент бюджет может оказаться для него запертым на замок. Почему бы России если и не пойти по этому пути, то хотя бы не проанализировать его плюсы и минусы?

«Я думаю, что, несмотря на все возникающие вопросы, создание такого фонда вполне возможно: ситуация в российской экономике сейчас непростая, но не кризисная, и я не считаю, что в обозримом будущем национальный банковский сектор ожидают серьезные испытания, - говорит Игорь Костиков (ФинПотребСоюз). - Таким образом, у нас есть «окно возможностей» -

сейчас как раз удачное время для того, чтобы задуматься над идеей создания гарантийного банковского фонда. Вполне возможно, что как раз его появление позволит банковскому сообществу преодолевать дальнейшие кризисы уже без помощи государства». А если и не совсем без помощи государства, то хотя бы с меньшими имиджевыми издержками. Ведь тогда станет на порядок меньше причин упрекать банки в том, что они «заигрались» в период кредитного бума, а потом оплатили свой проигрыш деньгами налогоплательщиков.

 

Источник: Клерк.ру

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

---
Реклама

Новые бизнес-идеи

Реклама