Статьи
Поиск по сайту:
Например, Как написать бизнес-план?
Профессиональный сервис для руководителей малого бизнеса: помогает правильно вести бухгалтерию,
создавать счета, акты, накладные, договора, сдавать отчётность и уплачивать налоги точно в срок.

Появление банкира в СМИ: взгляд с другой стороны

Печать
16.03.2012 14:50

Ирина Комарова и Катерина Рындык - не только успешные бизнес-тренеры, но и профессиональные телеведущие и тележурналисты, много лет проработавшие в прямом эфире. Созданная ими методика «К в Кубе» позволяет с помощью камеры найти самую сильную сторону речи и образа каждого участника тренинга и выстроить персональный бренд с учетом того, как спикера воспринимают окружающие. На тренинге даются конкретные упражнения и приемы для самопрезентации, ведения любых (в том числе кризисных) переговоров и выступления перед большой аудиторией. Это уникальный шанс посмотреть на себя такого, каким вас видят и слышат другие. Идея методики «К в Кубе» в том, что каждый лидер должен найти свою «фишку» и уметь ее правильно использовать. Набор приемов для каждого руководителя подбирается индивидуально, здесь важны не общие правила, а стержень личности, на котором и базируется публичный образ.

Умение говорить так, чтобы тебя слышали, говорить не просто грамотно и логично, а выразительно, смело и даже вдохновенно особенно важно именно в финансовой сфере. Во-первых, довольно сложна специфика самой темы, а во-вторых, мы живем в эпоху финансовых кризисов и нестабильности, когда уровень доверия к банкам падает. Кроме того, немногие российские банкиры решаются представлять публике свою личную территорию, рассказывать о своих жизненных целях, победах и огорчениях, а без этого невозможно представить себе завершенный персональный бренд современного руководителя и лидера.

На одной из конференций мы поделились этой идеей с президентом АРБ г-ном Тосуняном. А он в свою очередь рассказал о своем беспокойстве по поводу роста банкофобии в российском обществе. При этом зачастую представители банков не самым удачным образом презентуют себя не только для СМИ, но и для собственных клиентов!

Поэтому, когда мы предложили г-ну Тосуняну лично поучаствовать в рискованном эксперименте - без подготовки отвечать на вопросы с подвохом и сразу же обсуждать ответы, он практически без колебаний дал согласие.

Фактически это одно из упражнений методики «К в Кубе», «2+1», когда один тренер задает вопросы, которые могут быть интересны широкой аудитории, а другой в мельчайших деталях отслеживает ситуацию во время интервью. Цель этого упражнения -показать, что каждый ответ - это шанс быть услышанным, который можно либо использовать, либо нет. Итак, методика «К в Кубе» в действии: Ирина Комарова задает вопросы, Гарегин Тосунян без подготовки отвечает, Катерина Рындык высказывает свое первое впечатление от ответа, затем все участники беседы обсуждают результат общения. Мы моделируем ситуации, в которых свидетелями публичной беседы могут быть сотрудники, партнеры или сколь угодно широкая аудитория.

Самое дорогое материальное благо — внутренний комфорт и согласие с внешним миром

И. КОМАРОВА: Гарегин Ашотович, скажите, пожалуйста, какие материальные блага для вас лично являются роскошью?

Г. ТОСУНЯН: Самое дорогое материальное благо - это внутренний комфорт и согласие с внешним миром. На это приходится тратить очень много средств. Я отношу к материальным благам возможность выбора - когда у меня есть ресурс, чтобы я выбирал, куда ехать, с кем, в каком формате...

И. КОМАРОВА: Если все-таки вернуться к материальным благам - неужели вы не мечтаете ни о каких известных полотнах, известных брендах, автомобилях?

Г. ТОСУНЯН: В этом смысле я очень плохой пример для подражания, потому что я в некотором смысле аскетичен.

И. КОМАРОВА: Вы ничего не хотите, или у вас все есть?

Г. ТОСУНЯН: Я не интересуюсь какими-то изделиями, драгоценностями. Если покупаю картину, то ту, которая мне нравится - допустим, на блошином рынке. Цена не является для меня критерием. Допустим, если картина мне нравится, и она дешевая - тем лучше. Если картина мне нравится, но она дорогая - я ее куплю, если она мне по карману. Или, к примеру, удобство автомобиля для меня важнее его престижа.

Е. РЫНДЫК: Думаю, что стоит обсудить этот ответ, потому что вопрос был задан с умыслом. Здесь две цели: во-первых, очень часто люди, которые занимают статусное положение в обществе, выглядят на экране чуть-чуть чванливыми и надутыми. Мне кажется, вам удалось не сделать этого. Хорошо, что вы не назвали конкретные вещи: марку машины, конкретную сумму денег, не надо допускать, чтобы к вам в карман бесцеремонно залезали. Для спикеров, для людей, выступающих публично, очень важно отчертить границы и определить темы-табу.

И. КОМАРОВА: Безусловно, с моей стороны эти вопросы были провокацией.

Е. РЫНДЫК: Мы хотели начать именно с личных вопросов. Прежде чем говорить о каких-то финансовых тонкостях, читателям важно понять, что за человек перед ними, насколько богат его внутренний мир.

Г. ТОСУНЯН: Это очень важный вопрос. И я немного возвращусь к своему ответу. Важная составляющая материального благополучия - помощь близким, родным, детям погибших товарищей. Например, в обучении: человек хочет учиться, но у него нет возможности, и ты можешь ему помочь.

И. КОМАРОВА: Это уже личная история. Личные вопросы дают вам возможность проявить себя не только как профессионалу. Идем дальше. Гарегин Ашотович, по какой причине вы можете опоздать на работу?

Г. ТОСУНЯН: Надо мной нет начальства, контролирующего мой рабочий режим. Но многие годы я приходил в офис раньше других. И сейчас стараюсь по возможности никуда не опаздывать. Хотя, конечно, все зависит от ситуации.

И. КОМАРОВА: Я бы тут акцентировала внимание на причину.

Г. ТОСУНЯН: Недавно, например, у меня заболел ребенок, поздно вечером у него поднялась высокая температура. Ночь он проспал нормально, под утро температура спала. Если бы этого не произошло, я бы опоздал на работу, потому что дети для меня - главное, все остальное отходит на второй план.

И. КОМАРОВА: Мне кажется, вы сейчас воспользовались предложенной мной возможностью и раскрылись с личной точки зрения.

Е. РЫНДЫК: Во-первых, вы рассказали, что у вас маленький ребенок, во-вторых - что вы заботливый отец. Если конкретная история звучит в рассказе, то она запоминается, потому что правое полушарие фиксирует именно пример, историю. А не общие слова о том, что вы сам себе хозяин и в принципе можете прийти на работу, когда захотите.

справка

Материал предоставлен НБЖ Тренинговым Центром «К в Кубе»

Ирина Комарова - журналист, телеведущая, тренер

Екатерина Рындык - тренер, консультант, продюсер, телеведущая

Ирина КОМАРОВА,

•  5 лет - автор и ведущая программы «Персона» на РБК-ТВ
•  Опыт тренерской работы - 7 лет Разработала авторскую методику
проведения тренингов публичности и ораторского мастерства
•  Преподаватель журналистики в РУДН, Телевизионном холдинге «Останкино», VSERS (Чешская Республика)

Екатерина РЫНДЫК,

• 7 лет успешной тренерской практики в 20 городах России и СНГ
•  Индивидуальные и корпоративные тренинги для политиков, бизнесменов, преподавателей, студентов МВА
•  Опыт работы на телевидении с 1994 года по настоящее время
• Арт-продюсер канала TV2.0 с аудиторией 50 млн человек в 30 городах России

Я считаю, что многие придерживаются ошибочной точки зрения: главное — стабильность, а развитие временно

И. КОМАРОВА: Давайте будем считать, что с личными вопросами мы пока закончили. Скажите, пожалуйста, а почему в фойе АРБ стоит банкомат Сбербанка?

Г. ТОСУНЯН: Потому что у нас зарплата выдается через банкомат, и первым, кто предложил свои услуги, был Сбербанк. Никаких других мотивов не было. А вы хотели, чтобы какой банкомат стоял? Если у вас есть свой банкомат, я готов его поставить.

И. КОМАРОВА: Вместо Сбербанка?

Г. ТОСУНЯН: Вместо или вместе.

Е. РЫНДЫК: Хороший ответ с чувством юмора. На этот вопрос нельзя всерьез отвечать, потому что это провокация.

И. КОМАРОВА: Хорошо, что в ответ прозвучал вопрос. Интервью не допрос, и вы имеете право точно так же адресовать вопрос мне, как и я вам.

Е. РЫНДЫК: На любую провокацию нужно реагировать. А реагировать нужно так: услышал иронию в вопросе - отплати той же монетой. Ни в коем случае нельзя оправдываться.

И. КОМАРОВА: Есть ли какой-нибудь авторитет, персона, которая была бы для вас важна и значима в банковской отрасли?

Г. ТОСУНЯН: Затрудняюсь ответить. Я не назову имени, поскольку не помню его, но был один банкир, который умудрился после очередного банкротства отыскать своих кредиторов - к тому моменту уже забывших про него - и вернуть им долги. Это сделало его одним из самых авторитетных банкиров в мире.

И. КОМАРОВА: А Сергей Игнатьев (председатель Банка России - прим. ред.) вызывает у вас уважение?

Г. ТОСУНЯН: Глубочайшее. Это порядоч-нейший человек. И то, что представитель государства наделен такой высокой порядочностью, вызывает у меня изумление. К сожалению, у нас не так много таких руководителей.

И. КОМАРОВА: Вы сейчас так говорите не потому, что хотите сохранить хорошие отношения с регулятором?

Г. ТОСУНЯН: А Банк России для АРБ не регулятор. К тому же все знают, что оценка, которую я даю Сергею Михайловичу, достаточно искренняя, объективная. Я к нему, к погибшему Андрею Козлову (экс-первый заместитель председателя Банка России - прим. ред.), к ушедшему в отставку Геннадию Меликьяну и ко многим другим коллегам из Центрального банка отношусь с огромным уважением. Несмотря на то, что и с Сергеем Михайловичем, и с другими руководителями ЦБ у нас постоянные споры и дискуссии. Я считаю, например, что многие руководители Банка России придерживаются ошибочной точки зрения: главное - стабильность, а развитие вторично. Я категорический противник такой позиции. И всегда по этому вопросу с Игнатьевым спорил.

Е. РЫНДЫК: Не случайно здесь задан вопрос, касающийся конкретной фамилии.

И. КОМАРОВА: Но вы привели интересную историю о бизнесмене, который несколько раз банкротился и возвращал свои долги. Вы, восхищаясь этим человеком, подспудно даете нам характеристику своей личности.

Е. РЫНДЫК: С Игнатьевым все сложнее. Легче всего говорить о каких-то событиях, тенденциях - это общие темы. Говорить об именах, о конкретных людях, которые живы, гораздо сложнее, потому что вы навлекаете на себя недовольство многих. Ведь, возможно, у этих людей есть враги и недоброжелатели.

И. КОМАРОВА: Позвольте мне немного покритиковать. Когда вы стали говорить про Игнатьева, почему вы спорите с Центробанком относительно стабильности и векторов развития, - этот поворот был лишним. Этот отросток был вне поля моего вопроса. Вы меня, как зрителя, как слушателя, сбили. И, соответственно, удлинили свой ответ.

Г. ТОСУНЯН: Здесь я согласен, хотя от сути не уйдешь.

Банку выгодно, чтобы клиент выплыл. Зачем топить клиента, а потом искать на замену другого?

И. КОМАРОВА: Кстати, Сергей Игнатьев прогнозирует, что в ближайшее время в банковской сфере наступят сложные времена. Согласны вы с этим или нет? Если согласны, то чем наступление сложных времен может грозить потребителю?

Г. ТОСУНЯН: С чего вы взяли, что Игнатьев прогнозирует сложные времена? Он говорит, что даже если такие времена наступят, то у ЦБ достаточно механизмов, чтобы минимизировать проблемы. А если говорить о потребителях, то сложности сейчас возникают не только у россиян, но и во всем мире.

И. КОМАРОВА: Так я не поняла, вы согласны с Игнатьевым или нет?

Г. ТОСУНЯН: Действительно, у ЦБ достаточно инструментов и наработанных антикризисных мер, чтобы урегулировать возможные проблемы. Вместе с тем надо сказать, что сложные времена уже наступили. Я противник разжигателей панических настроений, но мне хочется, чтобы все понимали: мы вошли в иную фазу развития экономики, которая еще долго не закончится. Если несколько лет мы плавали в штиль, то сейчас у нас устойчивый шторм. Да, надеюсь, он будет не десятибалльным, не перевернет все суда. Но плавать в финансовом море сейчас гораздо сложнее.

И. КОМАРОВА: Многие ваши пользователи потонут?

Г. ТОСУНЯН: Под нашими пользователями вы имеете в виду банки?

Е. РЫНДЫК: Мы говорим, прежде всего, о людях. Что сделают в шторм банки, чтобы облегчить или осложнить жизнь людей, которые к ним обращаются?

Г. ТОСУНЯН: Давайте будем объективными. Банк, как и любой бизнесмен, делает так, чтобы ему было выгодно. Просто облегчать людям жизнь ему невыгодно. В бизнесе никогда нельзя рассчитывать на какую-то благотворительность.

Е. РЫНДЫК: Все в одной лодке - и банки, и потребители. Это очень важно понимать.

Г. ТОСУНЯН: Это другое дело. Банку выгодно, чтобы вы не разорились, потому что тогда он потеряет вас как клиентов. Но не стоит думать, что банк сидит и думает, как бы улучшить ваше благополучие. Главная цель любого бизнеса - получение прибыли.

И. КОМАРОВА: Но хотя бы скажите, что банк не сидит и не думает, как бы выпихнуть клиента из лодки, чтобы он утонул.

Г. ТОСУНЯН: Безусловно, он так не думает. Банку выгодно, чтобы клиент выплыл. Зачем топить клиента, а потом искать на замену другого?

Е. РЫНДЫК: Тогда какой должна быть стратегия крепкого банка по отношению к клиенту?

Г. ТОСУНЯН: Вы удивитесь, но банки действительно заинтересованы в снижении процентных ставок по кредитам, увеличении объемов кредитования, потому что на больших оборотах можно больше заработать. И исходят они при этом не из каких-то альтруистических соображений, а из того, что им выгодно иметь как можно больше платежеспособных клиентов. Поэтому мы и поднимаем вопрос о том, что в нынешних условиях нужно обеспечить государственную поддержку не банков, а потребителей банковских услуг, чтобы они могли выживать в сложных экономических условиях.

И. КОМАРОВА: Мне кажется, сейчас нужно говорить, что это был вопрос из профессиональной плоскости. И ответ в первой части, откровенно говоря, мне понравился больше, потому что вы работали образами: вы рассказывали про лодку, штиль, шторм. Мы даже поиграли с вами: кто тонет, кто не тонет. Один большой общий корабль на всех. А вот вторая половина пошла про ставки финансирования и т.д. Такой «птичий банковский язык», который непонятен большинству ваших слушателей и читателей.

Е. РЫНДЫК: Я, честно говоря, в какой-то момент перестала вас слушать. Понимаете, это четкая реакция слушателя, который не относится к банковской сфере: я, как клиент, поняла, что мне ничего конкретного не скажут.

Кредитные услуги и кредитные отношения — необходимая подпитка всего организма экономики

И. КОМАРОВА: Гарегин Ашотович, не случайно же говорят, что банки - это кровь мировой экономики.

Г. ТОСУНЯН: Финансы - кровь, а банки - кровеносная система.

И. КОМАРОВА: Пусть будет так. Но по отношению к России мы должны сделать примечание: наша экономика, к сожалению, не настолько развита. Мы в основном добываем нефть и газ и напоминаем не целостный организм, а пищеварительную систему. Не кажется ли вам, что из-за этого российские банки обслуживают сейчас исключительно физиологические потребности недоразвитого организма российской экономики?

Г. ТОСУНЯН: Вы знаете, чтобы организм жил, физиологическая составляющая очень важна. Достаточно чуть-чуть нарушить ее - и организм может умереть.

И. КОМАРОВА: Так ведь руки и ноги у нашей экономики и так уже отсохли.

Г. ТОСУНЯН: Без нормального пищеварения никакие ноги ходить не будут. Если вы хотели с помощью своего сравнения оскорбить банковскую систему, то добились прямо противоположного: не оскорбили, а отметили ее особую значимость.

И. КОМАРОВА: Я вижу, вы гордитесь российской банковской системой.

Г. ТОСУНЯН: Да. Почему я являюсь апологетом развития кредитных услуг и кредитных отношений? Потому что это подпитка всего организма необходимой энергией. Но как только мы говорим «нет, это физиологический процесс, надо его сократить», организм начинает усыхать и отмирать.

И. КОМАРОВА: Мой вопрос в том, будут ли когда-нибудь банки кредитовать другие секторы экономики кроме сырьевого. Например, малый бизнес, чтобы руки-ноги задвигались...

Г. ТОСУНЯН: Мы все говорим с вами о пищеварительной системе, руках и ногах, а ведь у организма есть еще и голова! Когда голова начнет понимать, что нужно, чтобы развивался целый организм, она разработает соответствующую систему управления. Я имею в виду денежно-кредитную политику, политику управления финансами, когда на государственном уровне будут стимулировать долгосрочное развитие банков, долгосрочное развитие инфраструктуры, транспорта, связи, дорог. Когда государство начнет обеспечивать условия для такого долгосрочного развития, все в организме будет нормально работать. Так что ваши претензии по поводу недокредитованности несырьевых секторов экономики - не к банкам.

Е. РЫНДЫК: Я хочу прокомментировать ответ. Мне кажется, он был хорошим, потому что вы начали играть в нашу игру. Мы задали эти термины: руки, ноги, пищеварительный тракт, вы очень остроумно ввели голову.

И. КОМАРОВА: Еще до того как вы ввели голову, очень хороший был ответ, что обслуживать физиологические надобности для банка не оскорбительно.

Е. РЫНДЫК: Я услышала ответ про голову, и он был абсолютно понятным. Вы перевели стрелки, сказав, что голова не дает банкам возможности заводить руки и ноги. Мне кажется, здесь все-таки нужен какой-то конкретный выход, хотелось бы услышать собственный вариант ответа. Потому что всегда, когда ответственность перекладывается, у слушателя возникает чувство легкого неудовлетворения.

Г. ТОСУНЯН: Я попытался ответить на ваш вопрос. Банки сегодня выполняют самое главное: они дают людям возможность самореализации независимо от обстоятельств. Конечно, я мог бы рассказать вам и про благотворительность, и про исследования, которые осуществляют банки, но все это несущественно по сравнению с главным. А главное, как я уже сказал, в том, что банки помогают обществу дозреть до того, чтобы делать собственный выбор.

Пройти школу тренинга нужно не только первым лицам банков, но и менеджерам второго и третьего эшалонов

И. КОМАРОВА: Скажите, пожалуйста, ваша карьера головокружительна?

Г. ТОСУНЯН: Я бы сказал, что у меня нет карьеры в классическом смысле этого слова. Карьера - это когда ты приобретаешь административный статус. Я в какой-то момент хотел двигаться по карьерной лестнице, но, наверное, это не мое. Одно время работал в правительстве, но понял, что я чужой человек в этих коридорах. Так что у меня нет карьеры как таковой, тем более головокружительной карьеры. Я считаю себя человеком науки и бизнеса. Вот в этом сочетании я умудрился найти очень удобный для себя формат.

И. КОМАРОВА: Человек, представитель банковского общества, отвечая на вопросы, вторым, третьим дном должен быть интересен как личность. Вот сверхзадача, которую нужно ставить перед собой, выходя на любое публичное выступление.

Е. РЫНДЫК: Очень важно даже не ЧТО сказать, а КАК сказать. Оптимального результата можно добиться, сочетая элементы личного и делового разговора.

Г. ТОСУНЯН: Надо иметь в виду, что когда мы выходим на публику, то сталкиваемся с большим запасом негативного отношения к банкам. Я приглашаю коллег учиться выступать публично и разговаривать с журналистами. В рамках Ассоциации мы многое делаем для того, чтобы объяснить коллегам, что не только АРБ должна преодолевать банкофобию. Мы должны всем миром признать, что наша деятельность имеет массу издержек, и многие претензии к нам совершенно справедливы. Но все-таки мы выполняем важную функцию, поэтому необходимо, чтобы нас воспринимали не как врагов, а как важную и очень необходимую часть экономики. Если мои коллеги увидят, что с помощью тренинга они могут предстать перед обществом в должном виде, достойном и доступном, то это будет работать не только на пользу собственно их бизнеса. Таким образом, будет осуществлена и гражданская обязанность. И пройти эту школу нужно не только первым лицам банков, но и второму и третьему эшелонам менеджмента.

Источник: Клерк.ру

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

---
Реклама

Новые бизнес-идеи

Реклама