Статьи
Поиск по сайту:
Например, Как написать бизнес-план?
Профессиональный сервис для руководителей малого бизнеса: помогает правильно вести бухгалтерию,
создавать счета, акты, накладные, договора, сдавать отчётность и уплачивать налоги точно в срок.

Хрустальная мечта «слонов» и «китов»

Печать
14.02.2012 13:30

Лидерам российского банковского рынка снова не дает покоя вопрос, почему для них установлена та же ставка отчислений в фонд страхования вкладов, что и для мелких и средних банков.

Вопрос о введении «ступенчатой шкалы» подобных ставок поднимался руководителями крупнейших российских банков практически с первого дня существования ССВ. Исключением, пожалуй, стали только кризисные годы, когда подобное предложение могло быть расценено в лучшем случае как неуместная и несвоевременная инициатива, а в худшем - как диверсия, призванная подорвать стабильность банковской системы. Но кризис, как показывают события последних трех лет, может длиться долго, а деньги нужны здесь и сейчас. И после трех лет молчания «слоны» и «киты» снова заговорили о необходимости снижения ежеквартальных платежей в фонд страхования вкладов. Несмотря на то, что ситуация на финансовом рынке остается достаточно напряженной, шансы, что предложение будет удовлетворено, сегодня достаточно высоки.

Время «ослабить вожжи»?

 «Реанимировал» идею о снижении ежеквартальных платежей в фонд страхования вкладов в конце гон года президент - председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов. Правда, глава одного из крупнейших российских банков сделал поправку на кризис, уточнив, что размер отчислений должен быть снижен только для крупных банков. Сейчас ВТБ24, как и все участники системы страхования вкладов, отчисляет o,i% от среднеквартальных остатков по депозитам физлиц. «Это огромные деньги. ВТБ24 в этом году заплатит з>5 млрд рублей в систему страхования вкладов, я не понимаю, почему вкладчики ВТБ24 должны де-факто оплачивать рискованное поведение как клиентов мелких кредитных организаций, так и их собственников», - заявил Михаил Задорнов в интервью газете «Известия».

С банкиром согласны его коллеги из Сбербанка. По мнению экспертов «Сбера», размер ежеквартальных отчислений крупных банков в фонд страхования вкладов целесообразно сократить, по крайней мере, вдвое. «В настоящее время текущих активов АСВ вполне достаточно для покрытия страховых рисков. Например, только один Сбербанк платит более го млрд рублей в год страховых отчислений, что больше, чем все страховые случаи за весь гон год», - поясняют эксперты Сбербанка.

Идею госбанков о необходимости снижения взносов поддерживает ряд крупных частных банков и иностранных «дочек». Сторонники идеи указывают на то, что фонд обладает достаточным запасом прочности. «Вполне разумное предложение - сейчас размер фонда более 140 млрд рублей, что вполне достаточно для обслуживания обязательств в случае возникновения страховых случаев по подавляющему большинству банков. За весь гон год сумма выплат составила чуть больше 24 млрд рублей, а поступления от банков - более 29 млрд рублей. При этом стоит учитывать, что агентство получает доход от размещения средств фонда», - констатирует директор департамента розничных продаж Промсвязьбанка Егор Шкерин.

Председатель правления Нордеа Банка Игорь Буланцев также считает, что Агентство по страхованию вкладов обладает необходимыми средствами для того, чтобы обеспечить стабильность банковского рынка. «При любом страховании объем собираемой страховой премии зависит от частоты наступления страховых случаев. Практика прошедшего года показала, что текущий объем периодических сборов покрывает даже существенные выплаты, которые производились за счет фонда страхования вкладов. Так, крупнейшая за историю существования АСВ выплата вкладчикам АМТ-банка покрылась сборами от участников ССВ за i квартал гон года. Россия в настоящий момент входит в ТОП-ю стран по величине ставки отчислений в систему страхования вкладов. При этом в случае глобальных финансовых потрясений скорее не АСВ спасет банковский сектор от коллапса, а доминирование в нашей финансовой системе государственных банков и поддержка за счет государственных средств системообразующих частных банков», - заключает Игорь Буланцев.

Таким образом, крупные банки, несмотря на то, что последствия гоо8 года еще отзываются долгим эхом, считают, что пришло время немного «ослабить вожжи» в вопросе о размере ставки отчислений в фонд страхования вкладов.

Риск – дорогое удовольствие

Как уже отмечалось, идея снижения размера отчислений в фонд страхования вкладов для крупных банков не нова. Еще в 2007 году АСВ подготовило обширный доклад «Дифференцированные взносы в фонд страхования вкладов», в котором представило обзор мирового опыта в реализации подобного механизма и рассмотрело условия его возможного применения на российском финансовом рынке.

Из обзора следует, что дифференцированная система взносов взята на вооружение во многих странах мира. По оценкам агентства, около 30 государств сделали свой выбор в пользу индивидуального подхода. Среди них США, Канада, Франция, Италия, Португалия, Норвегия, Финляндия, Венгрия, Румыния, Турция, Аргентина, Перу, Сальвадор, Филиппины, Казахстан и др. При этом АСВ четыре года назад не исключало вероятности, что Россия также в скором времени перейдет к дифференцированной шкале. Но делало небольшое уточнение -всему свое время.

Как поясняют эксперты, большинство систем страхования депозитов первоначально создается как системы с единой ставкой взносов для всех банков. Причина проста - такие системы легче разработать и внедрить, они проще в управлении. Заместитель директора департамента аудиторских и консультационных услуг финансовым институтам ФБК Роман Кенигсберг важными преимуществами плоской шкалы считает также простоту и низкие издержки АСВ на контроль полноты страховых взносов. Когда фонд набирает определенную критическую массу, а механизм осуществления ежеквартальных взносов оттачивается, можно переходить к следующему этапу - стимулировать банки к сокращению рисков с помощью манипулирования размерами взносов в фонд страхования вкладов. Учитывая, что регулятор последние несколько лет пытается всеми доступными ему средствами ограничить аппетиты финансово-кредитных организаций к рискам, данный инструмент также может оказаться востребованным.

Член правления Райффайзенбанка, руководитель дирекции обслуживания физических лиц Андрей Степаненко считает, что подобный механизм регулирования может оказаться очень эффективным. «Ставка отчислений в АСВ чрезвычайно высока по всем разумным меркам. Однако, учитывая опыт банкротств российских банков, корректнее было бы не снижать размер этой ставки, а дифференцировать ее. Одновременно это сняло бы необходимость для ЦБ административно ограничивать максимальную ставку по депозитам -риск того, что банки будут злоупотреблять застрахованными депозитами, можно будет отрегулировать с помощью более высокой ставки отчислений в АСВ», - поясняет Андрей Степаненко.

АСВ, в свою очередь, также признает целесообразность использования такого механизма.

«В мире есть два подхода к уплате взносов в фонды страхования вкладов. Первый - одинаковые отчисления от объема базы для всех участников системы страхования вкладов. Второй - дифференциация отчислений в зависимости от рисковой политики банка, то есть чем больший риск берет на себя банк, тем больше он платит в общий «котел» системы. В России сейчас реализован первый подход. Но мы говорим о том, что в среднесрочной перспективе может быть реализован и второй вариант, связанный с дифференциацией отчислений по уровню риска, который берет на себя банк», - поясняет заместитель генерального директора АСВ Андрей Мельников.

Казалось бы, налицо консенсус: Агентство, по сути дела, не возражает против введения дифференцированной шкалы взносов в фонд страхования вкладов, крупные банки тоже настроены весьма позитивно по отношению к этой идее. Но дьявол, как известно, прячется в деталях - в данном случае в маленьком уточнении, содержащемся в предложениях крупнейших банков. По мнению лидеров рынка, взносы должны быть снижены для очень узкой «группы избранных»: например, в Сбербанке считают, что это следует сделать для ТОП-5 банков, привлекших наибольший объем вкладов физических лиц. Что касается остальных участников рынка, то для них пусть все останется без перемен. «Небольшие банки несут в себе больше рисков, соответственно, и размер страховых отчислений по ним должен быть выше», - поясняют эксперты Сбербанка.

У данной позиции, как легко догадаться, больше оппонентов, чем сторонников. Многие эксперты считают, что в данном вопросе размер не имеет значения, и в подтверждение своей точки зрения «вызывают дух» почившего Lehman Brothers, а также напоминают о казусе Банка Москвы - куда более свежем и болезненном для российского банковского рынка.

Не время льгот для too big to fail

Настаивая на необходимости введения дифференцированной шкалы взносов в фонд страхования вкладов, многие банкиры обращаются к зарубежной практике. В частности, к опыту США, где впервые в 1993 Г°ДУ была применена система дифференцированных страховых взносов.

Американская система страхования депозитов стала хрустальной мечтой «китов» и «слонов» российского банковского рынка: в течение последних десяти предкризисных лет размер отчислений самых крупных американских банков в фонд страхования составлял 0%. То есть банки с наивысшим рейтингом вообще не платили взносов. Исключение составляли прецеденты, когда объем фонда опускался ниже критической отметки. Но, во-первых, количество таких случаев можно было пересчитать на пальцах одной руки, а во-вторых, даже при таком раскладе отчисления со стороны крупнейших банков были минимальными.

Кризис 2007-2008 годов перевернул американскую систему страхования вкладов с ног на голову. Череда крупных банкротств привела к тому, что фонд страхования депозитов ушел в область отрицательных значений. В результате в гою году FDIC пересмотрела систему взносов. «Были горячие дебаты, кто и в каком размере должен платить. Многие указывали на то, что «жирные коты» подорвали экономику страны, а мелкие банки оказались более устойчивыми. Поэтому законодатели решили, что большие должны платить больше, чем они платили до этого, а маленькие - не больше, чем они платили раньше. То есть произошло перераспределение нагрузки от мелких и средних банков в сторону крупных, от которых в большей мере зависит стабильность финансовой системы», - поясняет заместитель начальника управления планирования и стратегического развития АСВ Николай Евстратенко.

В АСВ американский опыт взяли на заметку, и, поддерживая идею введения дифференцированной шкалы, в Агентстве говорят о том, что крупные банки не принадлежат по умолчанию к категории «льготников». «Крупные банки несут большие системные риски. Конечно, вероятность их банкротства может считаться меньшей в силу размера. Но последствия реализации этого риска могут оказаться для системы крайне болезненными. Сейчас в мире наметился тренд, который, на мой взгляд, является справедливым, когда к крупнейшим банкам повышаются требования, потому что изменение их устойчивости больше отражается на общей финансовой стабильности», -поясняет Андрей Мельников.

С точкой зрения АСВ согласны и независимые эксперты. Так, генеральный директор ЦЭА «Интерфакс» Михаил Матовников считает, что большие банки не должны платить меньше. «Логика банкиров понятна. Они исходят из того постулата, что страховка должна соответствовать ожидаемым потерям. Из этого следует, что раз вероятность банкротства крупных банков ниже, чем мелких и средних, то страховую премию они должны платить в меньшем размере. Но есть один нюанс, который необходимо учитывать даже при обычном страховании: для крупных рисков страховая премия всегда выше, чем для мелких. Кроме того, нельзя забывать о том, что сейчас весь мир борется с проблемой too big to fail, когда крупные банки принимают избыточные риски, надеясь, что их спасут», - поясняет эксперт. Михаил Матовников также указывает на то, что в случае предоставления особых льготных условий уплаты взносов в фонд страхования вкладов крупные банки получат необоснованные конкурентные преимущества. «Мне кажется, что это не самая удачная идея», - резюмирует эксперт.

С коллегой согласен заместитель генерального директора «Эксперт РА» Павел Самиев. «Сама по себе идея, что ставки должны быть разными для различных банков, правильная. Потому что ставка в данном случае отражает степень риска. Риск, в свою очередь, измеряется как объемом вкладов, так и кредитоспособностью финансово-кредитной организации. Поэтому правильно, если размер отчислений в фонд страхования вкладов будет зависеть не только от объема депозитов, как сейчас, но и от уровня риска, который банк принимает на себя, то есть фактически от уровня кредитоспособности», - рассуждает эксперт. Как правило, по словам Павла Самиева, объем вкладов и уровень кредитоспособности имеют между собой положительную и относительно сильную корреляцию: крупные банки в большинстве случаев являются более устойчивыми, чем мелкие. «Тем не менее однозначно говорить о том, что крупные банки несут меньше рисков и поэтому в относительном выражении они должны платить меньше, неправильно. Принцип «too big to fail» уже доказал свою несостоятельность и в России, и в других странах. Поэтому, с одной стороны, я поддерживаю идею о том, что система дифференцированных взносов является более справедливой, а с другой стороны, напоминаю: устойчивость банка и его размер - две абсолютно разные вещи. Ставка взносов, прежде всего, должна зависеть от уровня кредитоспособности банка на основании оценки регулятора и рейтинговых агентств», - поясняет свою позицию заместитель генерального директора «Эксперт РА».

Банкротство Банка Москвы стало лишним подтверждением того, что большие банки не всегда бывают устойчивыми. «На мой взгляд, было бы ошибкой предусматривать особый порядок страхования вкладов крупнейших банков, поскольку ни размер капитала, ни объем аккумулированных банком активов не характеризуют его платежеспособность. Надеяться на то, что крупные банки не могут быть ликвидированы в связи с их социальной значимостью, не следует. Выплаты по вкладам в случае их ликвидации и финансовая помощь социально значимым банкам ложатся тяжким бременем на плечи нашего государства», - поясняет эксперт ФБК.

«Вопрос о крупных и некрупных банках и их рисках обсуждается давно. Я уверен, что вопрос о проценте отчислений зависит не от размера кредитного учреждения, а от его рисковой политики. Кстати, мне кажется, что это доказывают и последние события, в частности, за рубежом. У нас это проявилось тоже на примере немаленького Банка Москвы», - поясняет ситуацию с точки зрения профессионального страховщика генеральный директор СК «ПАРИ» Александр Кудряков.

С экспертами согласились и банкиры. «Дифференцировать величину ставки в зависимости от размера банка, на мой взгляд, смысла нет - практика последних банковских дефолтов демонстрирует, что в данном случае размер не имеет значения», - констатирует Игорь Буланцев. «Я думаю, что скорее ставка должна зависеть от уровня риска, который присвоен данному банку, тем более что система рейтингов надежности сейчас достаточно разработана и используется регулятором рынка», - поддерживает коллегу вице-президент Пробиз-несбанка Ярослав Алексеев.

Тысячу раз оцени – один раз разреши

Таким образом, значительная часть банкиров и экспертов сошлись во мнении, что взносы в систему страхования вкладов дифференцировать надо. Вопрос остается только в том, в надежности какого банка можно быть уверенным настолько, чтобы разрешить ему платить в фонд страхования вкладов меньше остальных участников рынка?

В уже упомянутом обзоре «Дифференцированные взносы в фонд страхования вкладов», который подготовило АСВ несколько лет назад, уточняется, что «система дифференцированных взносов может быть введена только при условии, когда все участники системы обеспечения финансовой стабильности придут к мнению о достаточно высоком качестве отчетности банков».

Сейчас российский финансовый рынок переживает кризис доверия: складывается впечатление, что Центральный банк не доверяет на юо% ни банкам, ни рейтинговым агентствам, ни аудиторам. И имеет на то все основания: Банк Москвы, имевший наивысшие рейтинги, оказался по факту с огромными «дырами». Теперь Центральный банк ужесточает правила игры: регулятор ввел обязательное требование предоставления банками отчетности по МСФО, активно обсуждается вопрос о введении особых мер ответственности за фальсификацию отчетности.

Павел Самиев считает, что юо% гарантии достоверности отчетности нельзя получить никогда, поэтому дифференцированную шкалу нужно вводить, используя многоступенчатую проверку кредитных организаций, которая применялась при проведении беззалоговых аукционов. «Любая оценка - по методике ЦБ, АСВ или рейтинговых агентств - не будет давать гарантии, что она абсолютно точно отражает финансовую устойчивость организации. Ситуация с Банком Москвы является как раз тем случаем, когда все считали, что банк имеет такую надежную поддержку со стороны акционеров и обладает такой финансовой устойчивостью, что ему ничего не страшно. Оценивать банк по степени финансовой устойчивости гораздо правильнее, чем оценивать его по размеру. Конечно, будут ошибки, но они не говорят о том, что этот подход неверный», - поясняет эксперт.

Если брать в качестве ориентира методику, по которой проводились беззалоговые аукционы, то в число «привилегированных» банков, как минимум, попадет вся первая тридцатка. Однако нельзя исключать вероятности того, что АСВ введет собственные требования к «льготникам», основанные на анализе их деятельности именно на рынке вкладов. Тогда есть небольшая вероятность, что не все банки из ТОП-30 получат статус высшей категории надежности.

В любом случае АСВ и ЦБ предстоит еще серьезная работа не только по наведению порядка в сфере отчетности, но и по разработке методики оценки, изучению качественных и количественных показателей деятельности финансово-кредитных организаций, по определению размера «надбавки» для каждой категории банков при взимании взносов в фонд. Для решения этих вопросов может потребоваться не один год. Хотя нельзя исключать и вероятности того, что по рекомендации «свыше» этот механизм будет разработан в экстренном порядке.

Больше можно – меньше нельзя

Кроме отсутствия четких механизмов оценки рисков есть еще один, не менее важный вопрос - насколько может быть снижен размер отчислений в фонд страхования вкладов, чтобы не пострадала устойчивость российской финансовой системы? В Сбербанке считают, что ставку для ТОП-5 можно снизить ровно наполовину, а директор департамента розничных продаж Промсвязьбанка Егор Шкерин придерживается еще более радикальной точки зрения: «для всех банков вполне можно сократить размер отчислений в два раза - до 0,05%». Однако АСВ в данном вопросе настроено более осторожно.

«С точки зрения денежного потока, который сейчас получает ССВ, ставка 0,1% является минимальным уровнем на ближайшее время. Поступления с рынка адекватны тем расходам, которые несет Агентство. Они позволяют системе оставаться устойчивой. Если мы снижаем отчисления, то через некоторое время с большой долей вероятности возникнет дефицит фонда», - поясняет Андрей Мельников.

Заместитель председателя правления Инвестторгбанка Светлана Крошки-на также считает, что на данном этапе развития системы страхования вкладов снижение размера отчислений не является правильной мерой, так как размер фонда ССВ составляет всего 2% от застрахованных обязательств, а текущую экономическую ситуацию нельзя назвать стабильной. «Безусловно, размер отчислений в фонд Агентства по страхованию вкладов должен быть дифференцирован в зависимости от критерия надежности банка (наличия высокого рейтинга), однако это должно внедряться поэтапно и очень осторожно. В гон году АСВ выплатило по страховым случаям 25 млрд рублей - в 10 раз больше, чем в 2010 году. Размер фонда по страхованию вкладов составляет 140 млрд рублей, и этого должно быть достаточно для покрытия рисков наступления страховых случаев в 2012 году. Однако необходимо учитывать, что общий объем вкладов населения - го трлн рублей (при этом застраховано из них 0-8 трлн рублей), так что размер фонда по страхованию вкладов должен расти. Главное - это устойчивость ССВ, поскольку эта устойчивость - залог увеличения доли сбережений населения в коммерческих банках», - поясняет Светлана Крошкина.

Учитывая тот факт, что фонд страхования вкладов не является избыточным, введение дифференцированной шкалы, скорее всего, не приведет к существенному сокращению размера взносов даже для отдельных участников рынка. «С точки зрения сбалансированности текущих потоков взносов в фонд,расходов фонда и вкладов населения возможно лишь очень небольшое изменение отчислений для большинства банков и заметное увеличение для более рисковых. И все. Это несильно изменит существующую картину», - подводит итог Андрей Мельников.

Поле для обсуждения

Лоббируя снижение размера взносов в фонд страхования вкладов, крупные российские банки оставили без внимания еще одно «слабое место». «Сейчас система страхования вкладов не дифференцирует не только характеристики участника системы страхования (например, его платежеспособность), но и размер застрахованного вклада. В фонд обязательного страхования вкладов ежеквартально поступает 0,1% как от вклада в размере до уоо тыс рублей, так и от вклада свыше данной суммы. Хотя в случае банкротства банка размер страховой выплаты и по тому, и по другому вкладу будет одинаковым и не превысит 700 тыс рублей», -рассказывает Роман Кенигсберг.

При большом желании сократить размер ежеквартальных отчислений банки могли бы указать на эту «несправедливость» - им приходится страховать в том числе и вклады, возмещение по которым не предусмотрено (точнее, предусмотрено только в размере 700 тыс рублей). Примечательно, что данный вопрос актуален, прежде всего, именно для крупных банков. «В крупнейших банках доля полностью застрахованных вкладов меньше, чем во всех остальных, поэтому удельно в фонд страхования вкладов они платят больше, чем остальные банки», - рассказал Андрей Мельников. Однако представитель АСВ считает нынешнюю систему справедливой, потому что она отвечает текущей ситуации на рынке. «Я считаю справедливым подход, когда крупные банки должны платить относительно больше в общий «котел», исходя из потенциальной системной угрозы, которую они собой представляют. Сегодняшние правила отчисления в фонд страхования вкладов позволяют в косвенной форме реализовать этот подход», - пояснил Андрей Мельников.

С учетом продолжающихся волнений на финансовом рынке наличие фонда страхования вкладов является важной составляющей частью финансовой стабильности. АСВ потребовалось пройти через несколько кризисов, прежде чем Агентство смогло убедить население в надежности российской банковской системы и в устойчивости крупнейших финансово-кредитных организаций. Но потерять доверие, нажитое непосильным трудом, можно в один день, если вкладчики усомнятся в гарантиях, которые им предоставляет АСВ. Как показывает практика, иногда достаточно всего лишь пары новостей, чтобы люди в экстренном порядке бросились изымать свои деньги со счетов.

«Существующую систему страхования вкладов (ССВ) можно было бы критиковать за несправедливость и негибкость. Но не следует забывать про социальный эффект от использования ССВ, который особенно ярко проявился в период финансового кризиса, когда объем вкладов населения продолжал расти, несмотря на несостоятельность многих кредитных организаций», - резюмирует Роман Кенигсберг.

Источник: Клерк.ру

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

---
Реклама

Новые бизнес-идеи

Реклама